ЭТНОПСИХОЛИНГВИСТИЧЕКИЕ ОСОБЕННОСТИ РЕЧЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ.

ЭТНОПСИХОЛИНГВИСТИЧЕКИЕ ОСОБЕННОСТИ РЕЧЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ

 (на примере исследования болгарского нарратива)


Топалова Екатерина Алексеевна
Магистрант кафедры «Прикладная психология»
Московского государственного университета технологий и управления
имени К.Г. Разумовского

Целью статьи является анализ влияния этнического фактора на социально-психологическую специфику речевого поведения на примере анализа болгарского нарратива.  В результате анализа автор обозначает ориентацию информантов на выделенных ключевых когнитивных зонах, характерных для носителей болгарской ментальности. Определяется, что обозначенные особенности болгарской ментальности  проявляются и остаются неизменными независимо от выбора языкового кода.

Ключевые слова: ментальность, языковая картина мира, ключевые слова, нарратив.

 В настоящее время в мировом этническом процессе прослеживается две тенденции. Первая заключается в глобальной интеграции народов, а вторая – в дифференциации этносов, сохранение этнической идентичности.

    В ответ на глобализацию наблюдается возрастание  значимости этнокультурных ценностей – эффект “этнического возрождения”. Поэтому характерным явлением нашего времени, наряду с глобализацией, стало пробуждение национального самосознания, выражающегося в интересе к своей истории, искусству, традициям, культуре, языку.

    Язык существует, прежде всего, в сознании коллективном и индивидуальном, что обусловливает его социальную сущность. Язык обеспечивает индивиду возможность идентифицировать себя в качестве представителя определённого этноса и определённой этнографической группы в рамках этого этноса. Этнокультурные особенности являются
главным детерминантом речевого поведения личности.
Одной из языковых единиц представляющих собой результат речевого взаимодействия людей является дискурс. Он одной из своих сторон обращен к ментальным факторам участников коммуникации, этнокультурным, социокультурным, психологическим правилам и стратегиям, которые сопряжены с коммуникативным поведением. Коммуникативное поведение, как правило, имеет ярко выраженную национальную окраску. Характер и специфика дискурсивной деятельности личности обусловлены
набором морально–этнических установок, которые могут быть
как универсальными, общечеловеческими, так и специфически национальными,
что находит непременное отражение в языке.
Наиболее информативным для моделирования лингвокультурной специфики того или иного сообщества является понятие картины мира, имеется в виду выделение, фрагментация, освоение действительности.  В. И. Карасик отмечает то, что самым важным объективным показателем значимости той или иной сферы действительности для конкретной общности является
понятие семантической плотности, то есть детализация отмечаемого
фрагмента реальности. Речь идёт о признаках, которые свидетельствуют
об этнокультурной самобытности народа [6,45–52].
Языковое представление мира можно рассматривать как языковое осмысление, поскольку, во-первых, представление мира – это его осмысление, или интерпретация, а не простое “фотографирование”, и,  во-вторых, отмеченное представление, или отображение, носит языковой характер, то есть оно осуществляется в форме речи и существует в форме языка[1,277].
       Действительно каждый народ по–своему определяет разнообразие мира, по–своему называет эти фрагменты мира. Своеобразие картины мира определяется тем, что в ней опредмечивается индивидуальный, групповой и национальный (этнический) вербальный и невербальный опыт. Интерес к языковой картине мира находим еще в работах Вильгельма фон Гумбольдта, который писал, что ”разные языки становятся для нации органами их оригинального мышления и восприятия” [4,56].  Каждый язык окрашивает через систему своих значений и их ассоциаций концептуальную модель мира в национально-культурные цвета. Конкретизируя данное положение, было проведено исследование болгарского нарратива с целью выявления его этнопсихических особенностей. Нарратив, или наррация представляет собой повествование, или, более широко, фрагмент дискурса, созданный представить определенную последовательность событий, связанных между собой.
Для личного нарратива такая последовательность событий — это события жизни, а сам личный нарратив — жизнеописание, ведущееся от первого лица.
Таким образом, мотивом – а возможно и лейтмотивом – изучения нарративных реальностей должно быть исследование свойства предельной открытости дискурсивного сознания, а также раскрытие многоликих форм культурного дискурса, в котором оно реализуется. Теоретический анализ проблемы позволил нам выдвинуть предположение о том, что национально–культурная специфика построения дискурса непосредственно связана с этнопсихолингвистической детерминацией речевой деятельности, языкового сознания и общения. Проверка данной гипотезы проводилась в ходе эксперимента.
В нашем исследовании были задействованы старшеклассники общеобразовательных школ в местах компактного проживания болгар на территории Приднестровья и Молдовы, студенты кафедры болгарской филологии Одесского национального университета им. И.И. Мечникова и студенты – болгары Тараклийского государственного университета                  “Григорий  Цамблак” ( Молдова), а так же  студенты  Велико-Тырновского университета им."Св. св. Кирил и Методий" (Болгария). В качестве материала для исследования использовались письменные тексты информантов(сочинения на тему “Лето”).Прежде чем анализировать сами тексты информантов, необходимо было выяснить, какие  этнокультурные особенности характерны  для носителей  болгарской ментальности. Изучению этой проблематике посвятили свои исследования Г. Гачев, В.А. Колесник, Н.В. Бардина,
А. Петрова,Л.А. Демиденко. В народном болгарском предании о том, как Бог раздавал дары народам, сказано, что туркам дал он господство, французам всякое художество, а болгарам – работу. “Лень” – пожалуй, самый страшный и поистине смертный грех.“Пустословие” воспринимается как порок именно потому, что отвлекает от работы. Работает болгарин равномерно. В работе действует боле миниатюрными движениями, словно семенит, – но тягловой выдержки и терпения у него больше [3,157]. Болгары, – действительно, трудолюбивый народ, они не представляют свою жизнь без работы на земле, так и говорят, что болгары “забучени в земятакатобубулечки”. Среди неожиданностей, случайностей, неясного, чуть ли не “мистики” по краям круга его жизни, он “ гледа си работата” – умеет твердо знать своё дело, пусть малое, трудовое, домашнее. Можно сделать вывод о том, что этот народ видит окружающий мир и способен репрезентировать окружающую действительность через призму бытовой и сельскохозяйственной деятельности.
Этническая группа болгар – это своего рода маленькое государство, у каждого болгарина есть разветвленная сетка родственников, свояков, земляков, которые перемешаны, переплетены с кругом жизни чуть ли не каждого из остальных болгар.В жизни болгарина семья занимает одно из первых мест. Особенно ценится продолжатель рода – сын, который должен унаследовать двор вместе со всеми его богатствами и секретами успешного ведения хозяйства. На праздники собирается вся семья, так что без разнообразных блюд и стакана доброго, вкусного красного домашнего вина не обойтись. Сколько хозяину пришлось трудиться, чтобы добыть всё это. В ответ на его труд и заботу – благодарность и уважение всех членов семьи. Тогда он и понимает, что труд его не напрасный, что на свете есть ради чего жить – ради детей. Поэтому и очень разнообразна болгарская лексика детского мира: “деца”, “дечица”, “дечурлига”. Дети занимают, кажется, равновеликое место в быту каждого народа. Однако у народов, лишенных своей земли (как евреи) или своего политического общества, государства (как болгары полтысячи лет), – гораздо больший удельный вес в сохранении народного целого приходится именно на телесно – родовую преемственность и чистоту [3,98].
    В Болгарии институт семьи достаточно мало изменился за много лет. Мужчина был и есть – глава семьи. Он часто решает основные вопросы семьии определяет род занятий для каждого для ее представителей. Мужчина, как правило, и основной “добытчик” средств для содержания семьи. Несмотря на главенствующую роль мужчины, роль матери никак не уменьшается. Она должна воспитывать дочерей, а вместе с ними и невесток, учить их секретам кулинарного мастерства, правильно вести хозяйство. Она является тем очагом, который согревает семью и вокруг которого собирается вся семья.
Таким образом, у болгар в семье преобладает определенная иерархия, где каждый знает свое место и обязанности и именно этим достигается стабильность и порядок. Болгары, по выводам ряда этнопсихологических и этнокультурных исследований, – необыкновенно весёлый народ, народ который любит и ценит жизнь. Иго, под которым этот народ находился долгое время, при прочих дурных сторонах имеет одну привилегию: делать народы веселыми. Чтобы хоть как-нибудь мириться с жизнью, порабощенным народам приходится создавать свою философию. Иной безвыходно запутавшийся человек пускает себе пулю в лоб или сует шею в петлю. Но ни один порабощенный народ, как ни безнадежно его положение, не теряет надежды и не кончает собой. Он ест, пьет и рождает детей. Он веселится [3,99]. Так же иго является причиной такой же чуткой телесности, “землянности” болгарина.
И главная сфера, заменяющая эфемерную интеллектуально – духовную активность и аппетиты политических честолюбий, – это ритуал вкушения.    Приниженный к земле, болгарин вложил свою душу в уход за нею, потому ее плоды – это для него как творения художника, а вкушение – высокоэстетический, созерцательно–духовный, а не просто потребительский акт насыщения. Болгарин буквально «вкушает мир». Он – утонченный его консуматор.
Весьма показательны и поведенческие реакции болгар, красноречиво подтверждающие особый колорит энопсихологических проявлений традиционной бытовой культуры болгарского народа. Так, к примеру, одобрение разумной речи, хорошего поступка участников коммуникаций сопровождается специфическим цоканьем языком. Особо важную роль в болгарском языке играет слово “сладко”. Это универсальное определение для блага – того, что хорошо, добро, красиво, истинно. Красивый ребенок – “сладур”, “сладкиш”, “сладко детенце”. Хорошо поговорили – “сладко си поприказвахме”. Умный и красноречивый человек – “сладкодумен” – т. е. сладкословесный. Мороженое по-болгарски “сладолед” – сладкий лед. Наконец, заведение, где людям можно поесть, выпить, посидеть, в Болгарии называется “сладкарница”. В этом сказывается подход народа–земледельца–огородника–садовода к миру: он мыслит языково-вкусовыми ощущениями[3,133].  Следует назвать и такую характерную черту болгар, как бережливость, к которой можно прибавить и экономию, постепенно перерастающую  в скупость, иногда даже в жадность – одну из негативных черт болгар. Для них характерно определенное дистанцирование от других, обособление в своем маленьком мире, ограниченном собственным двором: “Это все мое!”.
       Наряду с упомянутыми  этнопсихологическими особенностями  болгарской ментальности следует выделить их значимую  этносоциальную характеристику: они    проявляют гибкость и легко адаптируются к различным культурным моделям. В течение столетий в Болгарии мирно сосуществуют разнообразные этнические общности – болгары, турки, евреи, армяне. Многообразие культур и толерантность являются отличительными чертами болгарского народа. Современная болгарская культура гордится своими достижениями в области литературы, искусства, музыки и архитектуры. Наследуя высокую культуру, болгарский народ обогащает ее своим тысячелетним опытом, сохраняет и развивает ее и в наши дни. Болгары  дали миру свой календарь, первую азбуку славянского языка, созданную братьями Кириллом и Мефодием – святыми «учителями словенскими», а также славяно – болгарский  перевод священных книг. Следует особо подчеркнуть, что болгарский народ 500 лет жил под иноземным игом, но не только не утратил своего языка и национальности, но сумел органично интегрировать национальное наследие в современную культуру. Болгары до сих пор решают проблему: варварство и цивилизация – она для них кровная. Каждый болгарин растет среди древнего быта, упорядоченного не цивилизацией и учением, но обычаем. На первый взгляд, это выглядит необразованностью, “темнотой”, “дикостью” по сравнению с учением и цивилизацией. И вдруг обнаруживается, что этот быт – тоже мощная, высочайшая (поэтому за 500 лет турки не смогли ассимилировать народ) и утонченнейшая культура материнского молока, создающая твердые духовно - нравственные устои, рафинированный ритм жизни, чутье времени и поры, совершенное тело, человека, здравый смысл и ясный ум.
Рассматривая вышеописанные  черты болгарского национального характера  можно выделить так называемые ключевые когнитивные зоны, характерные для носителей болгарской ментальности. Такими  ключевыми зонами являются телесность, трудолюбие, родственные связи,
дружелюбие, красота, простота, веселость и сладость
.
На следующем этапе проводимого эмпирического исследования предстояло определить наличие данных ключевых когнитивных зон в текстах наших информантов.
 Проанализировав сочинения наших информантов, мы убедились в том, что обозначенные нами ключевые когнитивные зоны, которые присущи носителям болгарской ментальности и вокруг которых происходит акцентуация сознания, находят свое отражение и в дискурсе. Также мы выявили, что выделенные ключевые когнитивные зоны одинаково объективируются в сочинениях болгар, проживающих на территории Болгарии, и представителей данного этноса, которые проживают на территории Украины, Молдовы и Приднестровья. Для обобщения данных результатов мы составили Таблицу 1 и построили диаграмму.

Таблица 1.

Ключевые когнитивные зоны

Кол–во информантов

Веселость

42

Трудолюбие

39

Телесность

39

Простота

39

Родственные связи

36

Красота

36

Сладость

33

Дружелюбие

30

Диаграмма 1. Сопоставление ключевых когнитивных зон

В качестве иллюстративного материала  приведем примеры анализа сочинений наших информантов на русском языке. В данных сочинениях так же отразились выделенные нами выше ключевые когнитивные зоны. Например, наличие когнитивной зоны “телесность”  в сочинениях информантов подтверждают следующие фрагменты сочинений: Б – 17: “ …уха удалась на славу, она была очень вкусная и мы с большим удовольствием ели её…”; “ …мы зарезали барашка и устраивали шашлыки, это было просто удовольствие…”.Б – 20: “…а на густых, толстых ветвях вишни и черешни, можно собрать их и наесться вдоволь…”. Б – 16: “…после как все люди кушают,
моются…с этого момента начинается настоящий отдых…”.
Что касается таких ключевых зон, как “веселость” и “дружелюбие”, то примерами могут служить следующие фрагменты из сочинений: Б – 16: “ много веселья, развлечения и любви со стороны родных друзей, мне повезло с друзьями”.Б- 18: “ …посидев с близкими друзьями настроение менялось…”, “нам было очень весело, ведь мы с друзьями были вместе, на хоро мы веселились, пели и танцевали…”.

Так же были выделены фрагменты сочинений подтверждающие наличие когнитивных зон “трудолюбие” и “родственные связи”. Например: Б – 20: “…Я очень люблю свое село, в нем я себя чувствую очень хорошо, уютно. Когда в родительский дом приезжают братья со всеми своими семьями мне очень приятно. Где бы я не находилась, мне всегда хочется вернуться домой. Здесь меня всегда ждут родители”. Б- 17: “ я очень счастлива, что живу вместе с родителями”.Мы выделили и те фрагменты сочинений, в которых отразились такие ключевые зоны как “красота”, “сладость”, “прелесть”. Например: Б – 15: “ ... теплота солнечных лучей, красота неба…”, Б – 18: “…прекрасное солнышко, красивое небо, наша прекрасная планета, порхают разноцветные бабочки, пахнет травой и душистыми цветами…”, Б- 20: “ …трава – сладость! Летние цветы – прелесть!. Необходимо учесть, что наши информанты являются носителями болгарской ментальности, по национальности идентифицируют себя с болгарами и родным языком считают болгарский. Экспериментальные сочинения они писали, используя родной для них вербальный код – болгарский язык и неродной для них вербальный код – русский язык. Фактически, в сочинениях всех опрошенных нами людей, так или иначе, отразились те когнитивные ключевые зоны, которые мы выделили как ключевые для носителей болгарской ментальности. Также важно отметить, что выделенные нами когнитивные ключевые зоны не изменяются в зависимости от использования вербального кода. Как показал анализ анкет, данные когнитивные зоны отражаются и объективируются в дискурсе одинаково, как при использовании родного вербального кода, так и при использовании вербального кода, не являющегося родным для наших информантов. Данные факты могут служить подтверждением доминирующей роли ментальности, отраженной как в родном, так и «неродном» вербальном коде. Это доказательство того, что язык действительно в своем функционировании дает индивиду возможность проявить себя в качестве личности, выразить особенности своей культуры, свои
этнические, этнопсихологические и этносоциальные особенности.
Благодаря проведенному социально – психологическому анализу нам удалось подтвердитьто, что коммуникативное поведение имеет и ярко выраженную национальную окраску. Дискурс как результат речевого взаимодействия, а, следовательно, социокультурного взаимодействия людей, обращен к этнокультурным и ментальным факторам участников коммуникации. В дискурсе отражается национальное сознание – осознание субъектом своих национальных связей и своего отношения к ним, более того дискурс – это тот феномен, в котором отображено бесконечное разнообразие условий, в которых добывались человеком знания о мире, природные условия существования народа, его общественный уклад, исторические судьбы, жизненная практика и пр. Результатом активного освоения человеком окружающего мира является когнитивное наполнение мыслительных категорий в процессе номинации объектов и явлений материальных условий существования индивидуумов. Мышление людей, говорящих на разных языках, но относящих себя к одной и той же этнокультурной общности в своих главных очертаниях остается сходным и представляется одним их важнейших индикаторов личностной идентификации.

 

Список литературы:

  1. Бардина Н. В. – Концепт ”метель” в пушкинском дискурсе // А.С.Пушкин и мировой литературный процесс. Сб. научных статей по материалам Международной научной конференции, посвященной памяти профессора А. А.Слюсаря. – Одесса: Астропринт, 2002. – 275 – 283 с.
  2. Вежбицкая А. – Понимание культур через посредство ключевых слов. – М.: Языки славянской культуры, 2001. – 288с.
  3. Гачев Г. – Национальные образы мира. – М.: Советский писатель, 1988. – 448 с.
  4. Гумбольдт В. фон – Избранные труды по языкознанию. – М., 1984.- 389 с.
  5. Кибрик А. А., Плунгян В. А. – Функционализм // Фундаментальные направления современной американской лингвистики. – М:,1997. – С. 276 – 339.
  6. Красных В. И. – Этнопсихолингвистика и лингвокультурология. – M.: Гнозис, 2002. – 283 с.
  7. 7.                 Макаров М. Л. – Интерпретативный анализ дискурса в малой группе. Тверь: Изд–во Тверск. ун–та, 1998. – 200 с.

 

Сведения об авторе:

Топалова Екатерина Алексеевна
магистрант кафедры "Прикладная психология " Московского государственного университета технологий и управления
имени К.Г. Разумовского

Приднестровье, г. Бендеры

Тел.:, +(373) 680-779-724 
E-mail: viky-87@mail.ru

 

Преглеждания: 210

Коментар

Трябва да сте член на Паметта на българите, за да добавяте коментари!

Включи се в Паметта на българите

Web Analytics